После 1905–го: холодная гражданская война на фоне экономического бума

.

Политическую точку в революции 1905 года поставил указ Николая II от 3 июня 1907 года (т. н. «Третьеиюньский переворот»), окончательно превративший Думу из законодательного органа в совещательный. На парламентаризме в России — в классическом его понимании — был поставлен крест. Этап революции сменился этапом реакции. Но сами революционные события мало зависели от политических решений, продолжая неравномерно развиваться вплоть до начала Первой мировой войны.


Ни один из вопросов, поставленных революцией, не был разрешен. В стране вспыхивали крестьянские волнения, бастовали заводы и фабрики. Это не были уже массовые единовременные выступления, благодаря чему складывалось впечатление о бунте, пошедшем на спад. Но стоило правительству затронуть принципиальную проблему, «болевую точку» общества, сопротивление возникало вновь. Так было с попыткой Столыпина решить аграрный вопрос[50]. Расстрел войсками бастующих рабочих на приисках Лены в 1912 году (пострадало более 500 человек) был встречен массовыми забастовками протеста по всей России.
Достигнутое к 1908‑1913 гг. равновесие больше походило на противостояние противников, которые не решаются первыми нажать на спусковой крючок. В событиях 1905 года армия ярко продемонстрировала, на чью сторону она может встать. Это делало противостояние еще более опасным.
Тем, кто ищет причины Гражданской войны в октябре 1917 года, следует задуматься об этом состоянии общества, уже разделенном на два лагеря — шансы на примирение еще сохранялись, но с ходом времени их становилось все меньше. Время не лечило — каждый год, не приносящий разрешения давно назревших вопросов, подтачивал авторитет власти и лишь усиливал моральные позиции революционеров. Их призывы к свержению власти как единственному методу выхода из тупика обретали благодатную почву во всех слоях общества — что и выразилось в феврале 1917 года, когда лишь единицы, буквально единицы, высказались в поддержку императора.
Нельзя сказать, что царское правительство бездействовало. Но там, где гордиев узел назревших противоречий следовало рубить с плеча, оно лишь слегка надрезало, причиняя лишнюю боль. А скорее предпочитало эволюционные методы, долженствующие разрешить вопрос в перспективе.
Сегодня много говорят об экономическом рывке России 1909‑1913 годов. Действительно, среднегодовой прирост промышленной продукции составил 8,9 %, что только на 0,1 % было ниже показателя экономического бума 1893‑1900. А в целом за 1890‑1913 объем продукции тяжелой промышленности вырос в 7 раз, так же выросла переработка хлопка, в четыре раза — производство сахара и т. д.[51]. И в целом не оставляет сомнений, что продолжающийся промышленный рост повлек бы за собой постепенный рост образования — предприятиям все больше требовались бы грамотные рабочие. Рост образования потребовал бы новых общественных отношений, в перспективе как-нибудь подступились бы и к решению аграрного вопроса — если бы события заставили себя подождать.
Но история не любит ждать опоздавших. О Первой мировой говорят, что она была не нужна России. Это так же верно, как и то, что мнения России в этом вопросе никто не спрашивал. Она была неизбежна, участие в ней нашей страны закладывалось всей предшествующей внешней политикой. И к ней страна оказалась не готова.
Война разрушила все перспективные планы, привела к стагнации в промышленности и катастрофе в сельском хозяйстве. К хаосу на транспорте, инфляции, росту цен на основные товары и безудержному росту государственного долга. За годы войны он вырос на 8 млрд. руб., достигнув к 1917 году 11,3 млрд. руб.[52].
Транспорт не справлялся с перевозками. Предприятия испытывали острую нехватку металла, топлива, сырья. Сельское хозяйство лишилось миллионов рабочих рук. В городах начались перебои с продовольствием.
«Выпуск бумажных денег достиг двойной суммы нашего металлического запаса, поезда приходили с запаздыванием на два часа, хлеб вздорожал на 5 коп. на фунт и риттиховская разверстка дала лишь половину ожидавшегося подвоза», — вспоминал член ЦК кадетской партии А. С. Изгоев[53].
В этих условиях правительство предпринимало ряд мер по государственному регулированию экономики. В мае 1915 года было создано Особое совещание по усилению снабжения действующей армии главнейшими видами боевого довольствия. К августу 1915 Особых совещаний было уже пять: по обороне; по обеспечению топливом путей сообщения (учреждений; предприятий, работающих на оборону); по перевозке топлива, продовольствия и военных грузов; по продовольственному делу; по устройству беженцев.
Согласно Положению о совещаниях, утвержденному Николаем II 17 августа 1915 г., Особые совещания являлись «высшим государственным установлением», имели право требовать содействия всех общественных и правительственных организаций, устанавливать предельные цены, срок и очередность исполнения заказов, налагать секвестр, проводить реквизиции» и т. д.[54]. Особые совещания имели свои отраслевые органы, такие, как «Металлургический комитет», «Центральное бюро по закупке сахара» и другие.
Практически одновременно с Особыми совещаниями были созданы «Военно-промышленные комитеты», которые, являясь объединениями фабрикантов, осуществляли мобилизацию частной промышленности для военных нужд. Правда, до Февральской революции ВПК получили от казны заказы на сумму около 400 млн. руб., но выполнили менее половины[55].
В производстве вооружений к 1916 году удалось добиться определенных успехов, но, одновременно с милитаризацией промышленности, вызревала новая проблема — стремительно рушился товарный рынок, в частности — рынок продовольствия.
В 1914‑15 годах в России формировалась карточная система распределения продовольствия. В 1915 году правительством были установлены «твердые цены» на хлеб. В 1916 году была введена продразверстка, или «риттиховская разверстка», по имени министра земледелия А. А. Риттиха. Впоследствии уже Временное правительство, продолжая попытки урегулировать снабжение городов продовольствием, установило хлебную монополию, нормы потребления для крестьян, предписывая сдавать все продукты сверх нормы государственным закупщикам. В деревни отправились первые вооруженные продотряды.
Говоря о действиях большевиков в 1917‑1918 гг. и далее, очень важно выделить проблемы и пути их разрешения, доставшиеся им в наследие от предыдущих властей, и проблемы, созданные самой молодой Советской властью. К сожалению, современная «массовая история» склонна все беды, неудачи и непопулярные меры по их преодолению приписывать исключительно большевистскому перевороту, что мало соответствует истинному положению вещей. Многие процессы зародились задолго до Октября, они развивались по нарастающей еще при царской администрации, затем при Временном правительстве и достались большевикам в динамике, далеко не достигнув своего пика.
Тем важнее проследить историю их зарождения и развития.
В этой работе, говоря об экономике, мы сосредоточимся, преимущественно, на продовольственной проблеме. По ряду причин: прежде всего тенденции, породившие острую нехватку продуктов питания в Российской империи 1914‑1917 гг., являлись общими для всей экономики, а продовольственная проблема, как мы увидим ниже, втягивала в свою орбиту и вопросы транспортного сообщения, и ценообразования, и многие другие. Соответственно, и методы ее разрешения в значительной мере являлись для царского правительства стереотипными, аналогичные им принимались во всех остальных сферах. Таким образом, продовольственная проблема может служить для нас отличным примером процессов, происходящих в других секторах экономики.
Во-вторых, нехватка продовольствия являлась для общества одной из самых резонансных тем. На основании анализа газетных публикаций нетрудно проследить, как реагировало общественное мнение на возникшие трудности и как воспринимало предлагаемые правительством меры по их разрешению.
Наконец, именно продовольственная проблема явилась непосредственной причиной восстания в Петрограде 1917 года, ставшего прологом Февральской революции. Впоследствии же, по мере стагнации и развала промышленности, борьба за хлеб стала одной из главнейших задач власти.
Все это заставляет выдвинуть продовольственную проблему на первый план в анализе экономических процессов рассматриваемого нами периода.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.